Международные отношения История Политика

компетентно о происходящих и произошедших событиях в мире

Концепция либерализма в современных международных отношениях

Ваш отзыв

В 70-е гг. XX в. внимание научных кругов привлекла работа под ре-
Шей преподавателей Гарвардского университета Р. Кохэна и Дж. Ная ^национализм и мировая политика». Здесь впервые в концентриро-м виде был очерчен метод анализа мировой взаимосвязи в сфере экономики, политики, в социальной области, выдвинут тезис о том, что государства перестают быть единственными субъектами международных отношений. Их в этом качестве теснят транснациональные компании, неправительственные организации, наконец, отдельные” влиятельные «граждане мира». Из этой посылки следует вывод о том, что на смену межгосударственным отношениям идет мировая политика как механизм более демократического и космополитичного взаимодействия качественно нового сообщества. Эти тезисы Кохэн и Най развили в своей следующей работе «Сила и взаимозависимость». Здесь они выдвинули тезис о том, что привычными, определяющими становятся не столько индивидуальные действия государств, сколько логика развития институтов мировой политики – международных глобальных и региональных организаций, договоров, неофициальных договоренностей и пониманий, режимов, опирающихся на международное право и общественное мнение. Один из видных представителей неореализма Дж. Греко не соглашается с такой позицией, считая, что государства реально способны остановить деятельность всех остальных акторов на международной арене, если они почувствуют, что это необходимо в целях собственной безопасности.
Тем не менее в 90-е гг. XX в. и в начале XXI в. школа неолиберализма развивается. Часть исследователей высказывается в поддержку вильсоновской концепции «гармонии». Так, профессор Гарвардского университета С. Хоффманн обоснованно говорит о бесперспективности «кресто-похода за демократию» как средства перестройки мирового порядка соответствии с западными, особенно американскими, стандартами. Он исходит из убеждения в том, что в условиях кризиса государственности, при отсутствии единой мировой идеологии необходимо пересмотреть философию международных отношений. По мнению другого американца, известного историка Коэна, США не следует навязывать другим, особенно странам СНГ, образ мирового порядка, основанный исключительно на собственном идеале социального устройства. Это, по его 1 мнению, ничего хорошего не даст и способно вызвать только негативную реакцию. Почему? Российский исследователь Н. Симония отвечает на I этот вопрос так: «Запад навязывает свою модель потому, что она не подходит (подчеркнуто нами – А. Ч.) для условий СНГ и для успешных попыток его “догнать”, для достижения экономического равенства (не илен-; тичности, а именно равенства при сохранении национальной специфики), в рамках западной модели США и другие страны всегда будут сохранять свое преимущество. И как раз на это направлены все основные рекомендации МБРР и МВФ. Они фактически блокируют догоняющее развитие стран СНГ и способствуют сохранению асимметричной интеграции. Вот почему они увязывают официальную помощь с развитием стран СНГ к демократии, вопреки очевидной неготовности к ней абсолютного большинства».
Либерально-идеалистическая парадигма международно-политической науки, замороженная в период биполярного противостояния, после окончания «холодной войны» вновь уверенно заявляет о себе в самых различных формах. Например, Дж. Най подчеркивает, что главное в международных отношениях — не силовой фактор, а создание институтов безопасности на коллективных принципах. Поэтому окончание «холодной войны» Най рассматривает не как перераспределение силы в международных отношениях, а как результатсоздания европейской структуры безопасности.
Неолиберализм обычно воспринимается как главный соперник неореализма. Действительно; эта школа охватывает многие различные, даже противоречивые подходы. Неолиберализм, подобно идеализму, особо акцентирует внимание на ценностях индивидуальной свободы, демократии, управления, социального капитализма, власти закона, международных режимов и организаций и подчеркивает перспективы прогресса, мира и процветания. В отличие от неореализма он придает особое значение условиям, составляющим основание для роста, и углубления международного сотрудничества (между государствами, но также и вне государственных границ), мира и стабильности.
В зависимости от того, каким факторам придается значение ключевого условия прогресса и изменения, можно в общих чертах описать точные подходы в рамках неолиберальной школы. Ее институционализм сегодня является, возможно, наиболее признанным из них. Он отстаивает тезис о том, что государства в основном заинтересованы в абсолютной выгоде (главным образом, экономической) международного сотрудничества. Оно служит для каждого, гарантирует подчинение государств общим правилам и лучше достигается с помощью создания международных институтов. Общая заинтересованность становится фундаментом мира и, т ким образом, служит гарантией безопасности. Но многие сторонники неоолибералов соглашаются и с тем, что поскольку в мировом обществе до сих пор присутствует сила, постольку международная система и сегодня ост; ется анархичной. Однако, как считает английский исследователь А. Вендт первичность идей и уступчивость в интересах означают, что «анархия – это то, что из нее делают государства». Более того, анархичность междунарол ных отношений уже не может рассматриваться в качестве основной харам герметики. Так, например, по мнению американского аналитика Й. Ферлс сона. несмотря на утверждения неореалистов о господстве анархии в сфере международных отношений, гораздо более правдоподобным является об ратное. С беззаконием и насилием чаще всего сталкиваются во внутриго! родских трущобах, в действиях организованной преступности, в этниче ских конфликтах, в беспорядочном терроризме и гражданских войнах. в странах, подобных Перу и Колумбии, в целых провинциях фактически лей ствуют не государственные законы, а «законы» преступного мира. И на оборот, межгосударственные войны сегодня редкий случай, и многие сферы транснациональных отношений являются мирными и рационально предсказуемыми. Формальные и неформальные правила игры ограничивав ют степень анархии в различных зонах риска, в результате чего наблюдается значительная регулярность встреч и, как правило, деловых отношений.

В свою очередь, представитель швейцарской школы социологии международных отношений Б. Броди убежден, что мир международных отношений не «раздваивается», как считает Д. Розенау, а «расщепляется» на три мира, находящихся в состоянии взаимного антагонизма: 1) мир государств с характерной для него гражданской лояльностью индивидов и политическим представительством; 2) мир транснациональных предпринимателей со свойственной ему утилитарной лояльностью и функциональным представительством; 3) мир социокультурных, конфессиональных, этнических и иных принадлежностей, который отличается лояльностью и коммунитарным представительством. Таким образом, с одной стороны, природа международных отношений необычайно усложняется: они становятся менее стабильными, менее предсказуемыми и менее управляемыми (во всяком случае, прежними, этатистскими методами). С другой стороны, многообразные процессы глобализации мира ведут к постепенному стиранию граней между внутренней и внешней политикой, внутриобщественными и международными отношениями. В результате последние все более заметно утрачивают присущую им прежде специфику, перестают быть «особым родом» общественных отношений.
Есть^еювьггкм^примирить _неореалистов и идеалистов. В частности, следует обратить внимание на точку зрения уже упоминавшегося Д. Ная. Он отмечает резкое усиление в международных отношениях таких институтов, как ЕС и НАТО, Нестабильность в восточно-европейском регионе Най обосновывает отсутствием иди несовершенством там системы международных институтов. Заслуживают внимания его пять альтернатив распределения силы в ближайшей перспективе, которые Най предлагает изучающим международные отношения: 1. возвращение состояния биполярности.”2. Мультиполярность. 3. Триполярная экономическая блоковость. 4. Однополярность. 5. Многосторонняя взаимозависимость.
Позицию Ная разделяют немецкие исследователи К. Риттер и К. Кайзер, считающие, что, поскольку мультиполярность, или полицентризм иственные формы, постольку ядерное оружие «оказывает свое воздействие на международные отношения умозрительно, ка средство устрашения, а не как средство действительного применения». Оценивая позиции сторонников неолиберальной парадигмы, необхс димо отметить, что в целом это течение по многим позициям (анархи: международных отношений, роль государства, значение силового фа ра и др.) стало ближе к неореализму, чем к своему праотцу – класса скому идеализму. И, тем не менее, «либеральная» школа считает, что изменения в мировой политике носят глубинный и системный характер, сообщество становится качественно более взаимозависимым, а отноше ния в нем с появлением новых негосударственных участников и нова повесткой дня взламывают классическую Вестфальскую систему. Нем воря об этом прямо, «либералы» подводят к мысли, что в конце XX – ив чале XXI в. вызревают условия для постепенной реализации идеи Канта относительно общемирового контракта о мирном взаимодействии. Возросшая коммуникативность людей в мире, усиление роли межправительственных и неправительственных организаций в регулировании международных отношений – при всей противоречивости, относительности и неудовлетворительности результатов – усиливают регулятивные возможности международного права, механизмов коллективной безопасней, таким образом, как бы расширяют поле для сотрудничества на мировой арене.

Автор: Mister Jcf

04 июня 2012 в 18:25

Ваш отзыв


девять − = 3