Международные отношения История Политика

компетентно о происходящих и произошедших событиях в мире

Советско-американские переговоры по ограничению ракетно-ядерных вооружений 1980-ые гг. (часть 1)

Ваш отзыв

В вопросах ограничения вооружений советско-американские отношения в первый срок пребывания Р. Рейгана в Белом доме скатились до самой низкой точки за полтора десятилетия. Придя к власти, республиканская администрация оставила без какого-либо содержательного ответа направленное по дипломатическим каналам предложение Л. И. Брежнева о возобновлении переговоров по ограничению стратегических вооружений и средств средней дальности в Европе. Вместо продолжения конфиденциальных контактов по важнейшим проблемам американо-советских отношений, достаточно успешно работавших на протяжении предшествовавшего десятилетия, новое американское руководство, похоже, предпочитало обмен публичными заявлениями и “утечками” в средства массовой информации фрагментов советских и американских предложений на различных переговорах. В1981 г. американский президент впервые за многие годы не принял министра иностранных дел СССР А. А. Громыко, находившегося в США в связи с работой очередной сессии Генеральной Ассамблеи ООН .
Хотя, несмотря на всю предшествовавшую критику договора ОСВ-II, администрация Р. Рейгана объявила в марте1981 г., что будет придерживаться его положений, а также подтвердила готовность соблюдать договор о противоракетной обороне (ПРО), на уровне публичных заявлений нападки на достигнутые между СССР и США договоренности по ограничению стратегических вооружений продолжались. Представители Белого дома заявляли, что у США нет ни юридических, ни моральных обязательств по выполнению договоров ОСВ-I и ОСВ-II, а, выступая перед выпускниками военной академии в Вэст Пойнте в мае1981 г., Р. Рейган говорил о том, что будет вести переговоры по сокращению вооружений с СССР с позиции силы и считает договор ОСВ-II “мертвым”. Директор Агентства по контролю над вооружениями и разоружению Ю. Ростоу в июне1981 г. сообщил сенатскому комитету по иностранным делам, что, администрации, по оценкам, для организации новых переговоров с СССР по ограничению и сокращению стратегических вооружений потребуется не менее девяти месяцев.

Развернув обширную программу создания новых стратегических вооружений, администрация Р. Рейгана взяла продолжительную паузу на переговорах по ОСВ. Лишь через 18 месяцев после своего прихода в Белый дом она возобновила переговоры в Женеве, обставив их начало рекламной сменой вывески. Накануне возобновления переговоров, в мае1982 г., президент заявил о необходимости не просто ограничивать, а сокращать стратегическое оружие и предложил уменьшить на треть количество стратегических ядерных боеголовок СССР и США. На деле же американская позиция на переговорах представляла собой комбинацию отвергнутых ранее советской стороной предложений.

США добивались формально равных уровней стратегических вооружений каждой стороны, но не совокупных, а по отдельным, выборочно взятым и выгодным для американской стороны компонентам стратегических сил. На первом этапе предлагалось сократить численность морских и наземных баллистических ракет СССР и США (соответственно около 2350 и 1700) до 850 единиц (8), а количество боезарядов на них (на тот момент приблизительно по 6,5–7,5 тыс. у каждой стороны) до 5000 единиц, причем боеголовок межконтинентальных баллистических ракет наземного базирования – до 2500 единиц. Учитывая тот факт, что у СССР на наземные МБР приходилось около 70 % боеголовок, а у США – приблизительно всего 20 %, установление потолка в 2500 боеголовок потребовало бы от СССР сокращения 50–60 % боеголовок на наземных МБР и большей части самих ракет. США же смогли бы в этих пределах даже увеличить численность боезарядов своих МБР. Кроме того, так как морские и наземные ракеты составляли у СССР в совокупности примерно 94 % стратегических носителей, а у США – 76 % (на бомбардировщики приходилось соответственно 6 и 24 %), предлагавшийся совокупный уровень МБР и БРПЛ в 850 единиц означал, что СССР пришлось бы сократить в два раза больше баллистических ракет, чем США. Но зато баллистические ракеты подводных лодок, представлявшие у США гораздо большую по боеголовкам часть потенциала (более 50 % против менее 30 % у СССР), затрагивались в меньшей степени, а тяжелые бомбардировщики (которые у США вместе с БРПЛ несли более 80 % имевшихся боезарядов) вообще выносились за рамки ограничений. США продолжали настаивать на том, чтобы установить барьер между баллистическими ракетами, которые они относили к “быстролетящим” средствам, и тяжелыми бомбардировщиками с их вооружениями, которые Вашингтон относил к категории “медленнолетящих” средств. В случае принятия Советским Союзом этих предложений США получили бы почти полуторное преимущество по носителям и примерно трехкратное превосходство по боезарядам над СССР.

Ваш отзыв


5 × = пятнадцать

КартаКарта