Международные отношения История Политика

компетентно о происходящих и произошедших событиях в мире

Новые инструменты регулирования международных отношений 70-х гг. (часть 5)

Ваш отзыв

Политика перестройки, проводимая в СССР, вызвала живейший интерес среди лидеров “группы семи”, и практически каждая встреча второй половины 80-х гг. откликалась на эти процессы. Совещание в Венеции (1987) приняло документ “Об отношениях между Востоком и Западом”, в котором, демонстрируя интерес к процессам перемен в Советском Союзе, участники вместе с тем призвали “проявлять бдительность” в отношении его политики. Следующая встреча, в Торонто (1988) констатировала, что советские реформы дают “возможность снизить уровень недоверия и укрепить доверие”, выразила готовность “позитивно реагировать на подобные процессы”. Советское руководство посчитало возможным отреагировать на проявленный интерес, и М. С. Горбачев обратился с письмом к председателю следующего саммита – президенту Франции Ф. Миттерану, в котором, по существу, заявил о желании СССР сотрудничать с “группой семи”. И хотя парижская встреча обратила больше внимания на процессы, происходившие в то время в государствах Восточной Европы, в ее документах нашла отражение готовность держать дверь открытой для будущего диалога с Москвой, который состоялся два г. спустя на встрече “семерки” в Лондоне (следует, правда, отметить, что прямой диалог с советской стороной предполагал не совместное обсуждение глобальных экономических и политических проблем, а лишь взаимное информирование друг друга) .

Роль встреч “группы семи”, несомненно, очень велика. Многие оценивают их как системообразующее ядро нового мирового порядка, как мировой регулятивный центр. Действительно, немалое число из обсуждавшихся на встречах вопросов было практически реализовано в виде подписанных позднее соглашений, таких как соглашение Плаза1985 г. и Луврское соглашение1987 г. о стабилизации валютных курсов. В ряде случаев договоренности, принятые на встречах, реализовывались в виде создания специальных органов: Берлинская группа (США, Великобритания, ФРГ, Франция), Намибийская группа (Берлинская группа плюс Канада), Версальская группа по валютно-финансовым вопросам или, как ее иногда называют, “группа пяти” (США, Великобритания, Франция, ФРГ и Япония). Однако главной характерной чертой этих совещаний с самого начала было стремление придать им максимально неформализованный характер, избежать превращения в “мировое правительство”. Поэтому принимаемые на встречах документы – экономическая и политическая декларации, коммюнике, специальные заявления по отдельным вопросам – не носят характер обязательных решений, а имеют рекомендательный характер. Участники встреч, как отмечала газета “Генераль-анцайгер”, “не принимают решения. Они дают сигналы”. Другое дело, что эти “сигналы”, одобренные руководителями ведущих индустриальных государств, имеют характер руководства к действию благодаря широте полномочий участников совещаний.

Можно сказать, что развитые страны Запада, оценив возникавшие их интересам угрозы, сумели найти адекватные ответы на них и создали в середине 70-х гг. достаточно эффективные структуры, – кстати, успешно действующие и в настоящее время, – позволявшие им в условиях продолжавшегося жесткого биполярного противостояния избежать размывания западной солидарности, скатывания к деструктивному национализму. И хотя существование этих структур не исключало временами весьма острых столкновений между представителями Запада. , все же превалирующей тенденцией было стремление к нахождению общих подходов к проблемам, стоявшим перед промышленно развитыми странами как системообразующей формацией.

Автор: Mister Jcf

29 Ноя 2012 в 23:22

Рубрика: История

Ваш отзыв


семь + 5 =

КартаКарта